Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:18 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Операция «Убля» (начало и продолжение)

Деревья сонно шуршали листвой. Сверчки скрипуче переругивались, затихали и снова принимались пиликать на разные голоса. Тихо потрескивал костёр, огненные паучки пробегали по обугленным поленцам, искры выстреливали в небо, падали и, шипя, тонули в остатках чая. Бойцы нескольких групп, которым на рассвете предстоял бой, меланхолично дожёвывали поздний ужин. Спать никому не хотелось, все думали о завтрашнем дне. Пёстрое от летних светил небо медленно поворачивалось вокруг неяркой Полярной звезды. Тревожная тишина дёргала за нервы, но молодёжь стеснялась начать разговор, да и старики тоже не торопились высказаться о несчастливой судьбе солдата в Тенкай.
- Вот и возвращаются прежние времена, - глубокомысленно вздохнув, изрёк командир сводного отряда. - Снова нижний мир заполонили монстры и снова воины Верхнего мира призваны героически запечатать еретических существ - исчадий тёмной сущности.
Все бойцы согласно закивали, но никто из них так и не выразил по замысловатому поводу оптимизма.
- Рёсэн-доно, - спросил кто-то из молодых, - а это правда, что давным-давно нашей армией командовал настоящий дракон?
Не так уж и долго по небесным меркам длилось это «давным-давно», но... был бунт, приведший к огромным потерям в Западной армии. С тех пор ками, желающие рискнуть своей вечной жизнью, если и избирали путь воина, то предпочитали пройти его вместе с более удачливыми подразделениями. Но однажды, в один прекрасный день, главнокомандующие Северной, Восточной и Южной армиями разом отказались принимать пополнение. Сделали они это совершенно добровольно, правда Тигр неделю прихрамывал, а Феникс от каждого резкого звука приседал и нервно оглядывался, но на это никто благоразумно не обращал внимания. После демарша командиров Западная армия возродилась, но состояла она теперь, в основном, из новичков. К тому же, на Небесах о смертоубийствах старались не думать и в разговорах о них не упоминали. Постепенно ками, помнящих подробности бунта, практически не осталось.
- Правда, - снисходительно согласился не такой уж старый Рёсэн. - Командовал Дракон нашей армией.
Бойцы, оживившись, оторвались от созерцания звёздного неба. Мысли о бесконечности вселенной и перспективе не разделить с ней эту приятную особенность бытия отошли на второй план.
- Это был очень страшный дракон? - поинтересовались бойцы.
Рёсэн почувствовал, как под действием сказочных чар рассеиваются страх и неуверенность его подчинённых, и развил успех.
- Да. Могучий дракон, и, вообще: хвостом как долбанёт...
Бойцы были парнями неопытными, но уже познавшими азы военной жизни, поэтому они переспросили:
- По кому долбанёт?
- По монстру, конечно, - удивлённо ответил Рёсэн, спохватился и добавил: - Своим тоже от него доставалось, в целях повышения бдительности и улучшения дисциплины.
Солдаты, подтягиваясь к костру, зашуршали спальниками и подсохшей травой. В огонь полетели дрова, а рядом с костром пристроился котелок для новой порции чая. Рёнсэн посоветовал:
- Не упивайтесь, а то всю ночь по кустам шнырять потом будете.
- Можно подумать, кто-то сейчас ляжет и заснёт, - пробурчал командир группы, которого начальником не поставили.
Он незаметно приложился к фляжечке и, кстати, сделал это уже не первый раз за сегодняшний вечер.
- А куда же дракон потом подевался? - спросил не по-армейски любознательный боец.
- Я не знаю, я его никогда даже и не видел, - неохотно признался Рёсэн. - Мне о драконе командир рассказывал. А командир ещё до восстания Четырёх в армии служил, смог выжить, но потом быстро ушёл в отставку. Официально считается, что дракон - в командировке.
Любопытный боец не отставал.
- И что же ваш командир успел рассказать такого неофициального?
- Что Годжун-сама, так звали дракона, уничтожил монстров, напавших на императорский дворец, но был тяжело ранен и, по слухам, через некоторое время скончался.
Въедливый боец удивился.
- Откуда же на небесах, да ещё в императорском дворце появились монстры?
Рёсэн уже не знал, куда деваться. Потерять перед молодёжью лицо никак было нельзя. Наконец, ответ нашёлся.
- Их породил преступный учёный-генетик.
- А как его звали?
Покопавшись в ненаучной своей памяти, Рёсэн брякнул подходящее по смыслу:
- Вер Над Кий. Нет! Во Вила.
Вопросов временно не стало. Потом они появились снова.
- Почему же нам не назначили нового командира?
Фантазия Рёсэна закончилась, и он рявкнул:
- Думаешь, так просто найти подходящего дракона?! Прямо пруд везде пруди этими драконами?! Этих!!!
Любопытный боец с объяснением командира был согласен, поэтому он добавил грустно:
- Скорей бы нашли уже, вместе с драконом воевать куда сподручнее. Тем более: «хвостом, вообще».
Рёсэн обрадовался возможности под сенью невидимых драконьих крыл провести воспитательную беседу.
- Будь с нами Годжун-сама, ты бы сейчас не болтал у костра, а спал по стойке смирно. Одно слово - король. Э... это... эстэт! У дракона в армии знаешь, какая дисциплина была? Чуть что не по нему - виноватого живьём ел. Говорят, одного из четырёх мятежников именно Годжун-сама сожрал, бывшего своего подчинённого, - замогильным голосом сказал Рёсэн и, надавив громкостью, добавил: - Не запивая.
Бойцы задумались, представляя себе процесс.
- Нашёл, о чём на ночь рассказывать, - пробурчал командир одной из групп. - Мне старший брат говорил, что тогда тела всех преступников не нашли. Что ж, он по-твоему троих слопал? Нет, преступников унесла чудесная сила.
- Делиться надо, - невпопад заметил Рёсэн и принял протянутую фляжку.
Через несколько минут он уже спал чутким сном бывалого воина. Несколько минут стояла относительная лесная тишина, потом в дальних тёмных кустах послышались громкие шорохи, невнятные сдавленные восклицания и сбивающиеся шаги. Судя по звукам, от кустов к костру шла нетрезвая лошадь. Постепенно из темноты проступили две фигуры, одна мутнее другой.
- Рёсэн-доно, - жалобно позвала фигура, одетая в форму западной армии.
- Поганец! - завопил немедленно проснувшийся Рёсэн. - Как ты посмел покинуть пост?!
- Я ёкая поймал, - оправдался боец.
И, правда, за шкирку доблестного небесного воина держал долговязый, угрюмый ёкай. Единственный глаз неухоженного бродяги полыхал алым светом. Но, возможно, это были отблески костра.
Обычно, повстречав на земных дорогах мелких ёкаев, небесные воины демонстративно их не замечали, и те могли уйти невредимыми. Но чтобы ёкаи сами приходили погреться у костра?! Надо было срочно найти объяснение небывалому событию. Вопрос: в каком случае ёкай может вести себя так навязчиво и самоуверенно? Ответ: или отряд небесных воинов уже окружила тысячная армия этих монстров, или ёкай чокнулся. Или, что хуже, он обладает особенной волшебной силой.
- Ходят тут, - угрюмо сказал Рёсэн, которому отчаянно не нравилось убивать человекоподобных существ, да и попадать в окружение - тоже.
- Не ходят, а прибывают, - раздражённо возразил ёкай, - для дальнейшего прохождения службы. С целью осуществления, так сказать, общего руководства.
- Да?! - изумился Рёсэн. - А руководство чем ты собираешься здесь осуществлять?
Екай отпустил незадачливого караульного, изобразил военную осанку и сказал кислым голосом:
- Уже вижу, что нечем тут руководить. Лежат какие-то червячки в спальных мешках. Хотя, червячки, стоящие в мешках по стойке «смирно», меня бы тоже не обрадовали. Кстати, чай, - ёкай наклонился к котлу и плеснул коричневой жидкости в свободную кружку, - жидкий, веником воняет. Сахара нет?
- Вот наглец! - возмутился Рёсэн. - Сейчас мы тебе рога-то поотшибаем! Яодзо!
- Есть! Поотшибаем! - молодцевато откликнулся мощный Яодзо и засопел, тщетно пытаясь вылезти из застёгнутого спальника.
- Нет! - возразил ёкай, - я не буду ждать появления из куколки вашего упитанного мотылька. Лейтенант Рёсэн, представьтесь по форме.
Ну, тут вообще-то, стало тихо, только Яодзо ещё пыхтел по инерции, однако вскоре и он затих. Лицо ёкая на глазах делалось всё кислее и кислее.
- Ёкай видит лычки и слышал имя, - сказал кто-то из самых разумных бойцов.
Было заметно, что всех давно уже перестали интересовать завтрашние монстры. Рёсэн выдохнул лишний воздух. Он судорожно пытался придумать, почему лицо возмутителя спокойствия, несмотря на безусловную чужеродность, представляется отдалённо знакомым. Рёсэн судорожно вспоминал методички по классификации ёкаев, изображения особо опасных монстров и колдунов, но ничего, кроме стен карцера не вспоминалось. Реминисценции вырисовывались родные, однако, какие-то невесёлые. «Собственно, - подумал Рёсэн, - почему бы не ответить ёкаю, если он вежливо спрашивает и ассоциируется с нашим собственным армейским карцером».
- Лейтенант Рёсэн, командир восьмой группы, - ответил Рёсэн. - В данный момент - командир временного соединения и ответственный за проведение операции.
Ёкай покивал и сказал с большим сожалением:
- Увы, это я - ответственный за проведение операции.
Рёсэн радушно улыбнулся.
- Рад нашей встрече!
Ёкай ситуацию одобрил:
- Хорошо! Все свободны.
Все и рады были бы немедленно стать свободными, но Рёсэн свободолюбия подчинённых разделить не мог, поэтому он ехидно спросил:
- Да? А где предписание?
Ёкай пожал плечами.
- Ну... давайте чистый лист бумаги.
Появление второго, экзотичного командира настолько вдохновило бойцов, что нашёлся не только чистый лист, но и заправленный паркер с золотым пером. Екай, удовлетворённо кивнув, под любопытными взглядами начертал: «Предписание. Ответственным за операцию «Убля» назначается Л.В. Годжун. Подпись - Л.В. Годжун».
- Вот, все дела, - сказал ёкай и, помедлив, всё-таки вернул ручку владельцу.
Кто-то из бойцов спросил растеряно:
- Дракон?
- Лун, - уточнил Годжун. - Вон, в подписи: «Л» и точечка.
Что-то, вроде бы, начало проясняться.
- Значит, вы уже вернулись из командировки? Тяжёлая она, наверное, была, - жалостливо и разочаровано сказал наконец-то вылупившийся из спального мешка Яодзо.
Годжун, нахлобучив повязку на самые брови, сделал такое лицо, что перед глазами Рёсэна наконец явственно всплыла изрисованная карикатурами стена карцера. Половина, если не больше, весёлых и не очень картинок повествовала о долговязом красноглазом чешуйчатом ёкае. Годжун неприязненно ответил:
- Если кто-нибудь при мне произнесёт слово «командировка», я его... вообще!
- Вот ужас! - сказал кто-то из бойцов. - Если бы «в частности», а то «вообще»! Хвостом. Которого чего-то не наблюдается.
- И шутить при мне следует деликатно, то есть настолько тонко, чтобы я шуток вообще не замечал. Что, совсем никто меня не помнит?
В толпе бойцов произошло краткое, но бурное шевеление. Выпихнутый в качестве щита вперёд командир третьей группы отдышался и дипломатично ответил:
- Небеса чтили вашу память.
- И совершенно напрасно! - раздалось в ответ. - Память у меня плохая, постоянно всё забываю. Особенно - перечень взысканий, разрешённых уставом. Поэтому часто приходится импровизировать.
Годжун скинул с плеча походный рюкзак, звякнувший и булькнувший.
- Через полчаса - командиры групп - сюда. Будем меня вспоминать. И ещё кое-кого.


@темы: Годжун, Гайден, Saiyuki

URL
Комментарии
2014-04-01 в 19:36 

Лютый зверь
Я то, что я есть
:lol::hlop::hlop::hlop::hlop: Годжууун! Ну как не любить гада чешуйчатого!

2014-04-01 в 23:43 

Hono cho
Нет ничего утомительнее, чем присутствовать при том, как человек демонстрирует свой ум. В особенности если ума нет. Эрих Мария Ремарк
О, я не сомневалась, что обоснование его появления будет эпичным и воистину главкомовским! Ура!

2014-04-02 в 18:09 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Лютый зверь
Ну... иногда он бывает туповат.)))

URL
2014-04-02 в 18:10 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Hono cho
Годжун ещё не очень-то главком, там посмотрим.))))

URL
2014-04-02 в 20:43 

Лютый зверь
Я то, что я есть
Ну... иногда он бывает туповат.)))
Не покидает ощущение, что только тогда, когда ему это удобно)))

2014-04-02 в 20:47 

Кошка-Плюшка
Час дракона
Само-собой.:attr:

URL
2014-04-02 в 20:48 

Лютый зверь
Я то, что я есть
:friend:

   

Гнездо летучей кошки

главная