Кошка-Плюшка
Час дракона

Смысл, говорите…

 

Двое.

Первый (повторяет в сотый раз): А смы-ысе-ел?

Второй (раздражается и верещит): Какой ещё смысл?!

 

 

Жизнь налаживалась прямо на глазах.

На утреннем совещании было решено, что сегодняшняя вылазка незначительна и Вниз отправляется дежурная третья группа, остальные свободны до завтра. Кенрен на радостях даже сходил на тренировку. И был немедленно вознагражден за нетипичное для себя поведение – старый знакомый по Восточной армии вернул ему давнишний долг - бутыль саке. Солнышко, ветерок, цветущая вишня и свобода, что еще нужно для счастья.

- Генерал Кенрен? Генерал Кенрен!

Вопли приблизились.

Под вишней замаячил незнакомый худощавый парень в белом халате, кисть наспех обмотана бинтом. «Тенпо размножился делением»? Кенрену стало любопытно, и он откликнулся.

- Ну?

- Генерал, пожалуйста, пойдемте со мной в госпиталь, требуются ваши профессиональные навыки.

Так это врач! Заинтригованный Кенрен спрыгнул с ветки.

- Кто там у вас? Тенпо? – это было бы очень некстати.

- Кто? Нет. Дракон, - врач пытался отдышаться.

- Что «дракон»? – растерялся Кенрен.

- Ранен… Внизу… вы должны проявить себя как военный, - загадочно ответил врач.

- Какие были указания? – Кенрен загрустил: отдых отменялся.

- О чем вы?

- Ну, что он приказал передать мне?! – Кенрен начал терять терпение.

Врач – тоже.

- Если вы не поторопитесь, он прикажет долго жить! Всем!

Кенрен решил, что выяснит все на месте, и побежал, сразу оставив выдохшегося врача позади. В госпитале был аншлаг. Кенрен поймал уже перевязанного бойца.

- Что Внизу стряслось?

- В засаду попали.

- А Го… главком-то здесь причем?

- Наверное, он что-то такое подозревал, потому что после утренней брехаловки задержал группу, переругался с военными советниками, а потом пошел с нами Вниз. А когда приперло, отход прикрывал. Я в жизни не видел, чтоб так дрались… Потом что-то рвануло, и ребята смогли его вытащить.

К ним подошел начальник госпиталя, Кенрен знал его в лицо.

- Вы Кенрен? Это вы лучший в рукопашном бою? Тогда идите, усмиряйте своего звероящера.

- Да я вас за такие слова…

- Прекратите, я и без вас устал! Нет времени, не приведи Милосердная, помрет ваш главком. Контузия у него серьезная, и йокаи порвали. Его шить надо, а он в угол забился и не дается.

Кенрен грешным делом подумал, что третья группа впопыхах притащила снизу вместо дракона какого-то похожего на него йокая.

- Мне что же, драться с ним прикажете? Это даже для меня – чересчур!

- Говорю я вам, помрет он без помощи! Подержите просто, чтоб не дергался, а то он одного уже покалечил.

У Кенрена голова пошла кругом. Дурдом, а не госпиталь.

- А поподробнее?

- Не знаю, что было Внизу, но сюда его принесли без сознания. Я к нему лучшего своего врача послал. А этот ваш… главком, его за руку укусил и лягнул, и хорошо ещё, что не одновременно. Врач на него, впрочем, не в обиде, говорит, голова разбита капитально. Хотел я найти врача покрепче, но выяснилось, что ваши идиоты умудрились в процедурной оставить катану. Я персоналу запретил и близко подходить… Вот, вас посоветовали как опытного и рискового. Катану отнимите и держите его крепче.

Легко сказать. Невменяемый дракон с катаной - это смертельный номер, но отказаться было невозможно.

Нет, это был, конечно, главком, не йокай.

Изодранный и окровавленный плащ валялся при входе. Дракон, действительно, сидел на корточках в дальнем углу в луже собственной крови. Повязка с головы пропала, волосы были красными и черными, но только не белыми. Пахло паленым. Под совершенно безумным остановившимся взглядом алых глаз Кенрен стал медленно подходить к раненому. «Катана – на полу, но в пределах досягаемости. Если дотянется, я влип. Может попробовать ногой ее отпихнуть. Нет, этого он мне точно не простит».

- Годжун… Главком… Вы меня узнаете?

Дракон поднял голову, челка закрыла глаза, но он даже не попытался ее убрать.

- Вы меня, вообще, видите? Я Кенрен, генерал из первой группы.

- От третьей что-нибудь осталось? – ровным голосом спросил Годжун, неуверенно ощупывая пол вокруг.

- Много раненых, - Кенрен сказал то, в чем был уверен, - но это лучше, чем много убитых.

- Где мы?

- В госпитале… Вы что, ничего не видите? – догадался Кенрен.

- Да. Здесь где-то должна быть моя катана. Дайте.

Кенрен испугался. За Годжуна. Он ответил «нет» севшим, но твердым голосом.

- Тогда сами отрежьте мне косу.

- З-зачем? – Кенрен попытался вспомнить хоть что-нибудь из драконьего ритуала самоубийства.

- Затем, что меня уже тошнит от запаха паленой шерсти.

- Годжун… главком, позвольте врачу вас осмотреть, ну что за детство, - Кенрен сам удивлялся своей наглости, - ну зачем вы врача укусили?

Кенрен поднял тяжелую драконью катану, поддел остатки обгоревших прядей, подхватил их и отбросил подальше от Годжуна.

- Инстинктивно, наверное. Я не помню.

- Главком, ну позвольте мне и доктору привести вас в порядок. Вы отдохнете, и я оттащу…, - Кенрен осекся, не правильное слово, надо стараться быть предельно тактичным, - я провожу вас в ваши апартаменты.

Годжун смотрел в сторону и молчал. Кенрен ждал.

- Ладно.

Кенрен уложил Годжуна на кушетку, выглянул в коридор и позвал укушенного врача. Некоторое время они пытались снять подранную и окровавленную шинель, потом Кенрен потянулся за катаной.
- С ума все посходили, - охнул врач и вытащил из сумки большой скальпель.
- Обезболивающее?
- Не подействует, - со вздохом ответил врач, - я точно знаю.
- Спирт?
- Не надо, - напряженным голосом возразил дракон, - хуже будет.
Дело пошло быстрее. Кенрен помогал, разглядывая раны, невольно представлял этот бой дракона. Поверхностные ссадины и порезы: главком не отвлекался по мелочам, мудрая тактика. Параллельные рваные раны от плеча до бедра: когти соскользнули с брони оплечья, и чудовище упустило жертву. Ками не встал бы после такого удара. Вспорота кожа на спине: наклонился, уходя от удара, но реакция начала подводить. Глубокая, до кости, длинная рана на бедре: дракон потерял способность передвигаться и понял, что это конец. Что у него было с собой? Взрывпакет? Наступательная граната, решил Кенрен. Врач осматривал голову Годжуна.

- Это вы его обкорнали? Надо бы волосы совсем остричь, ничего не вижу. Годжун, за все это время не проронил ни звука. В самые неприятные моменты, а Кенрен по себе знал, когда это, он только прикрывал веки. Теперь он попытался что-то сказать, но дрожащие губы его не слушались. Кенрен решил вмешаться.

- Что там смотреть? Ну, получил он по затылку камнем. Взрыв был близко, видишь, волосы опалило, если бы осколок – мы бы его сейчас хоронили.

- Взрывная волна была сильной, да? Понятно тогда почему…

Кенрен скривился, и врач замолчал.

- Генерал, сходите ко мне и принесите запасную форму. Кабинет не заперт. Врач изумленно поднял брови и покрутил пальцем у виска. Дракон немедленно повернул к нему голову.

- Не стройте рожи. И никто не должен знать… Понятно? Генерал, не стойте столбом, это не просьба, а приказ!
Кенрен рванул к казармам. «Чем быстрее добегу, тем быстрее вернусь. Что ещё понадобиться, чтобы потом не бегать? Оставлять его одного никак нельзя». В идеальном порядке драконьего кабинета найти нужное было не трудно. Потом – к себе, кой-что прихватить. На несколько секунд – заскочить к Тенпо.

- В курсе?

- Да, - вот, - Тенпо тряхнул пачкой бумаг. Он кивнул подбородком на ношу Кенрена: из узла торчал рукав с малиновым кантом и нелепой бабочкой, - все не так уж и плохо?
- Все – просто хреново, - Кенрену не хотелось прямо сейчас вдаваться в подробности, - и он не хочет оставаться в госпитале. Побежал, а то он там врача загрызет. Да, кстати, дай мне отпуск, минимум на неделю.

- Охренел! Хочешь чтоб я сдох?

Тенпо присмотрелся к тому, что Кенрен держал в руках.

- Я зайду потом в госпиталь. Ты в отпуске.

За время отсутствия Кенрена, врач не только смог уцелеть, но успел закончить перевязку и пристроить на глаза дракона примочку.
- Это, вообще-то, процедурная, но госпиталь просто забит, я распоряжусь, чтобы сюда принесли кровать, а вы, - врач твердо посмотрел Кенрену в глаза, - можете устроиться на кушетке.

И вышел.

- Я сейчас, - Кенрен шагнул за ним. – Он видит?

- Нет, он просто хорошо слышит и очень проницателен.

- Делать-то что? Ему, и впрямь, у себя лучше будет, привычнее и места там больше.

- Ну, хотя бы, до завтра пусть здесь останется, и глаз с него не спускайте. Кенрен присел на пол рядом с кушеткой. «В чужом мире, на чужой войне, в полном одиночестве. Не хило». Изящные кисти дракона были ободраны и разбиты. «Дошло до рукопашной? Одуреть! И не так уж ты законопослушен, главком, прихватил с собой… интересно, все-таки, что: гранату или взрывпакет»?

Два каких-то замученных ками в сопровождении давешнего врача притащили кровать.

- Справитесь сами, а то я совершенно вымотался?

Кенрен фыркнул и легко поднял дракона на руки.

- Сколько всего раненных? – дракон задохнулся, опускаясь на изодранную спину.

- Не мало… вы отдыхайте.

- Он – ГЛАВКОМ! – голос Кенрена был очень серьезен, даже суров.

- Двадцать один, но двое умрут.

Дракон помолчал.

- Погибших?

- Да откуда я знаю?.. Девять, - сдался врач.

- Вот, э… генерал, это все, что я нашел по справочнику пригодного для их расы: жидкость для примочки и микстура от головной боли. Не перепутайте.

Врач помолчал, не зная как обратиться к пациенту, потом вспомнил.

- Главком, почему вы отказываетесь от алкоголя?

- Так мне легче себя контролировать.

- Ваш стоицизм никому не нужен.

Дракон отвернулся. Кенрен осторожно подтолкнул врача к двери.

- Идите, я тут сам разберусь.

Он разложил принесенные вещи, отчистил от крови кушетку и пододвинул ее ближе к кровати.

- Главком, можно я переоденусь в гражданское, тем более, что я в отпуске?

- Как вам удобней. Тогда называйте меня по имени, а то глупо как-то…

Дракон потянулся к примочке. Кенрен осторожно придержал его пальцы.

- Оставьте, вам так легче будет.

- Эта возня не имеет смысла, Кенрен.

- Не имеет смысла вообще думать о смысле.

- Кенрен, вы уверены, что понимаете смысл слова «смысл»? Годжун, одуревший от контузии и сильной боли, и Кенрен, ошарашенный происходящим, как ни странно, понимали друг друга.

- А можно, я попробую, главком, доказать вам, что вы неправы?

- Логически? Кенрен, меня это развлечет.

- Скажите, а какой смысл в том, чтобы перерезать себе горло?

Рука Годжуна дрогнула, и дрогнули губы.

- Ровно такой же, как во всем остальном, – никакой, - сказал он тихо.

- Тогда, может быть, вам лучше остаться? Кто может оценить, ценна ли ваша жизнь? Только – окружающие. Давайте, я буду таким окружающим. Когда мне покажется, что ваша жизнь не нужна, я сам перережу вам горло?

- Зарываетесь!

- Моя жизнь точно так же будет в ваших руках. Обменяемся. Согласны?

- У меня голова болит, настолько ваши идеи в ней не помещаются. Согласен.

- Спите, я буду здесь.

- Меня это должно утешить?

- Мне уйти?

Лицо дракона окаменело.

- Прости, - Кенрен осторожно сжал когтистые пальцы и коснулся губами змеиной кожи, - прости, отдыхай, я ни за что никуда не уйду!
Темнело. «Аховый был денек», - подумал Кенрен. Дракон завозился и тихо застонал.

- Сейчас, подожди…

Кенрен подогрел саке, напоил дракона и уложил его на бок. Он очень хорошо знал из собственного опыта каково сейчас его злосчастному командиру. Хрен с ней, с примочкой.

Утром дракон согласился остаться в госпитале: второй день часто бывает тяжелее первого, он не мог даже сидеть. Кенрен сам перевязывал его, развлекал незамысловатыми байками, а когда попробовал накормить, дракон признался, что терпеть не может растительной пищи. Кенрен ухмыльнулся, и через полчаса перед Годжуном стояла тарелка с суши из некрупных, очень может быть,
декоративных карпиков. Дракон принюхался.

- Кенрен, вы авантюрист, какого не видели Небеса. Спасибо.

Кенрен подцепил кусочек палочками и поднес к губам дракона.

 

 

 


@темы: Saiyuki